Педагог с большой буквы — кто это?

казиник
На фото: Михаил Казиник, скрипач, гениальный педагог

Эта статья посвящается всем прогрессивным педагогам, которые любят свое дело и никогда не останавливаются в своем образовании, в поисках ответов и новых подходов к современным детям!

Однажды моя дочь сказала: «Мама, я хочу учиться играть на скрипке». И мы пошли в музыкальную школу. Но проучившись несколько месяцев, мы прервали занятия, т. к. дочь была совершенно демотивирована, разуверилась в своих силах и способностях. Я прекрасно понимала, что дело было в учителе и подходах к преподаванию… Она была прекрасной скрипачкой, но совершенно не знала ни основ психологии, ни тонкостей педагогики. Попытки поговорить с ней и пояснить, какой подход работает в обучении моего ребенка, не привели к ожидаемому результату.

Я предложила дочке попробовать позаниматься у другого учителя и она согласилась на второй шанс. Надо сказать, что занятия со второй учительницей превзошли все ожидания! Дочка снова начала с удовольствием заниматься и сделала значительный шаг вперед за это время.

В чем же разница?

1. Первый педагог, прежде всего, работала в рамках оценочной системы по результатам каждого урока. Но я, хоть убейте, не могу понять, как можно правильно оценить усилия ребенка, который учится держать смычок, как можно оценить то, что измеряется иногда вдохновением, а иногда сложным трудом. Не исключаю, для кого-то из детей оценки — это мотивирующий фактор и им это может нравится, но бывает все как раз наоборот и это нужно учитывать.

2. Постоянная критика. «Ты неправильно поставила ноту соль! Фальшиво звучит!». У Насти наворачиваются слезы на глаза… «А что я должна делать? Хвалить тебя, если неправильно? Не плачь, а давай исправляйся!»

3. Нереальные задачи. Поняв, что у ребенка есть хорошие способности, дочке дали слишком сложные для нее произведения. Не справившись с ними, она подумала, что скрипка — это не ее талант и решила бросить занятия.

Какой подход использовала второй педагог?

1. Отсутствие оценочной системы. Я сама попросила нашу учительницу по возможности не ставить оценки. Только в крайнем случае, когда это нужно для отчетности. И оценки мы таки получаем только на отчетных концертах за семестр. По результатам урока — только задание на следующий раз.

2. Обратная связь вместо критики. Все та же фальшивая нота соль, но слова другие: «Настя, нотку соль выше ставь! Еще чуть выше! Отлично! Следи за этим пальчиком, готовь его заранее».

В ситуации, когда что-то не получается: «Настя, можешь лучше! Еще разок попробуй!».
«У тебя золотые ушки! Ты прекрасно слышишь интонацию! Поправляй сама, если слышишь, что не точно поставила ноту».

Это все — обратная связь и никакой критики! Тебя направляют, помогают, подсказывают, как добиться лучшего результата.

В этих словах и фразах слышно доверие к ребенку, обучение его доверять себе, а не ориентироваться только на оценку игры учителем, передача определенной степени ответственности. Дочке это очень нравится! С ней работают, как со взрослым человеком!

3. Поддержка, поощрение, похвала. Например, иногда наш педагог рассказывает, как она училась играть на скрипке, о своих трудностях на этом пути, о выступлениях, страхах, о том, как что-то и у нее не получалось или наоборот, как что-то получилось. Она настраивает дочку перед выступлением, говорит слова поддержки, передает дочке не веру, а уверенность в том, что все идет, как надо и у нее отлично получается.

Перед тем, как поговорить о том, что не получилось, учительница обязательно хвалит за то, что было хорошо.
«Что было хорошо сейчас: молодец, нашла звук, он стал более объемным, интонация стала чище. Но во время перехода слышен скрип. Чтобы его не было, нужно сделать вот так. Попробуй». Дочка пробует. Если не получилось, то часто можно услышать замечательную фразу: «Можешь лучше! Еще раз попробуй!». Когда получилось: «Вот именно! Молодец! Поработай над этим моментом дома, хорошо? Закрепи это».

4. Более плавное нарастание уровня сложности, шаг назад, если нужно. В начале занятий со вторым педагогом мы вернулись на нулевой уровень — к азам. Выучив несколько более простых произведений, которые хорошо получились, дочка вдохновилась, почувствовала силы, заполнила пробелы в материале простого уровня и дальше очень быстро пошла вперед. Сделать шаг назад иногда очень важно.

5. Работа с индивидуальными особенностями ребенка, хорошее владение основами детской психологии и педагогики. У каждого ребенка есть свои сильные и слабые стороны, свои страхи, неуверенность в чем-то. У дочки какое-то время был страх начать разучивать новое произведение (результат работы первой учительницы). Наш педагог не критиковала дочку за этот страх, не высмеивала его, а очень умело с ним работала, бережно и аккуратно к нему относилась — как к определенной детской травме, которая требует коррекции. Через некоторое время все наладилось и сейчас дочка с любопытством спрашивает, а что дальше, какое следующее произведение учить будем?

Конечно, есть еще много того, что хотелось бы отметить. Это юмор во время занятий. Это яркие образы, метафоры, помогающие ребенку почувствовать характер музыки или какого-то движения. Это постоянный контакт с мамой — мы созваниваемся, обсуждаем какие-то ситуации, работаем, как команда. Это тонкое ощущение ребенка на каждом уроке (эмоционального состояния, сил, ресурса, иногда планировали поработать над чем-то одним, а работают над другим, т.к. сейчас это будет более эффективно).

За каждый из этих пунктов я бесконечно благодарна нашей учительнице. Так она работает с каждым учеником — индивидуально. К каждому — разный подход, разные методы, разные слова.

Я уверена, что постепенно мы все же начнем отходить от советской парадигмы в образовании и такая работа педагогов будет не чем-то исключительным, а нормой.

Уже есть, появляются прогрессивные учителя, которые понимают требования времени при работе с современными детьми — это знание основ ненасильственного общения, хорошее владение основами детской психологии, принцип обратной связи вместо критики, изучение каждого ребенка, работа с его индивидуальными особенностями, тесный контакт с родителями.

Собственно, все эти принципы могут успешно применять и родители в ежедневном общении со своими детьми. Это работает в любом случае.

В завершении хочу рассказать о Берте Рейнгбальд (1897-1944) — пианистке и педагоге, воспитавшей целую плеяду молодых пианистов, чьё творчество было известно по всему миру.

Её педагогический дар был несомненен. В основе её работы был положен принцип: не обучай, не изучив своего питомца и не поняв его.

Она сама писала: «Рано я осознала, что не нужно «тянуть» учеников к моему пониманию, а следует глубоко изучить их возможности, особенности, их личность, перспективы… Некоторое время я не учила ученика, а изучала его… Настоящий педагог приспосабливается к данным каждого ученика и раскрывает его индивидуальность». У Рейнгбальд было огромное педагогическое терпение, выдержка. Она умела выжидать и не торопить события. Как писал позже один из ее учеников Э. Гилельс: «Рейнгбальд была не только превосходным учителем музыки, но и воспитателем…, и это сочетание – главное в её деятельности». За годы работы в Одесской консерватории она воспитала много замечательных пианистов. Среди её учеников были выдающиеся музыканты — Эмиль Гилельс , сестры Татьяна и Ида Гольдфарб , Мария Гринберг , Берта Маранц, Лидия Фихтенгольц и Людмила Сосина.
Думаю, этот принцип работы с учениками никогда не устареет и всегда будет эффективным.
Больше о Берте Рейнгбальд